Сказка

Тосковала спозаранку душа,
Дребезжала в окнах хриплым дождем
И поплакав вдоволь, еле жива,
Зазнобила по нутру сквозняком.
Я свои ладони настежь открыл -
Возвращайся, мол, домой, не плутай,
Улетишь, настанет срок, не горюй,
А пока не съеден наш каравай.

На дворе трава,
На траве дрова,
На дровах сидят воробьи.
Воробьям клевать — не переклевать
Окружившей дом конопли.
Скособоченный,
Солнцем сточенный,
На семи ветрах дом стоит.
По всему видать,
И ни дать — ни взять,
Что хозяина нет внутри.

Я в окно стучу, "Кто тут есть?"- кричу,
Отоприте мне ворота.
Я устал в пути, мне б ночлег найти,
Приютите, мол, до утра.
И выносит вдруг каравая круг
Дева грустная — трав букет.
"Не обидишь, коль, ночевать изволь,
Сиротой живу много лет".

"Что ты, милая, — говорю ей я -
А нутро дрожит, как листок -
Не злодей же я, пожалей меня,
Коль впустила уже на порог".
И сидим мы с ней — от огня свечей
Две лучины вспыхнувшие.
И до боли мне грустно на душе —
Все не так и все не по мне.

Говорю ей я: " Где же мать твоя?
Где отец твой, зачем тут одна?"
Грустноокая молвит шепотом:
"Фотография есть от отца".
И кладет на стол, взгляд впирая в пол,
Фотографии желтый лист,
На нее взглянув, я шатнулся вдруг,
Словно в зеркале взгляд повис.

"Что ж, — хриплю я ей, — знать в судьбе моей
Суждено ходить по кольцу,
Привела к тебе путь-дороженька,
Отпираться мне не к лицу.
10 лет бродил буераками,
То болотами, то стороной,
Водопадами, да перекатами,
Был надломлен кораблик мой.

Коль простишь меня — битого коня,
Послужу тебе — услужу,
Меньше двух дают за небитого,
А за битого — больше двух.
Раз нашел тебя, подними меня,
Дверь души моей приоткрой,
Подлатай куски тела рваного,
Сердца раны заштопай иглой"…

Тосковала спозаранку душа,
Дребезжала в окнах хриплым дождем,
И поплакав вдоволь, еле жива,
Зазнобила по нутру сквозняком.
Я свои ладони настежь открыл -
Возвращайся, мол, домой, не плутай,
Улетишь, настанет срок, не горюй…
Накрывай, родная, стол, накрывай.